Именная страница
Главная / Старшие классы / Разное

Жанна Сипапина. Ты только выживи, Альмушка!

Скачать
1.07 МБ, 355112.pdf Автор: Сипапина Жанна Юрьевна, 20 Мар 2015
Врачи московского ветеринарного центра «Беладонна» спасли жизнь сторожевой дворняжки Альмы из переделкинского Дома творчества писателей. Сострадание к животным так тесно связано с добротой характера, что можно с уверенностью утверждать: кто жесток с животными, тот не может быть добрым человеком. Артур Шопенгауэр. Любители душераздирающих происшествий, жадно внимающие нынешним украинским сводкам, скорее всего прошли бы мимо страданий беззащитного животного – о каком милосердии и каком проявлении человечности к четвероногому можно говорить, если агонизирует весь мир! Тем не менее история, произошедшая этим летом с собачкой Альмой в Доме творчества писателей «Переделкино», не оставила безучастным ни одного её свидетеля, всколыхнула творческий мир и доказала, что доброта и гуманизм неиссякаемы в человеческом сердце даже в наше тяжёлое время. Московское лето 2014 года выдалось на редкость жарким и засушливым; люди бежали из раскалённой столицы, искали спасения в тенистых дачных уголках или иных местах для отдыха и не могли дождаться утешительных прогнозов хотя бы о кратковременных осадках. Чудесная переделкинская природа, точнее её леса, с которыми во время отпуска мне посчастливилось познакомиться этим летом в Доме творчества писателей, вдохнули живительные силы в меня и двух моих шерстяных четвероногих питомцев – найдёнышей Вильяма и Эльдара, с которыми я с удовольствием провожу свободное время, путешествую и о жизни которых пишу повести и рассказы; приветливый творческий раёк заставил забыть о жаре, расположил к размышлению и созиданию. А на третий день этого моего переделкинского жития я узнала, что тяжело заболела двенадцатилетняя сторожевая дворняжка Альма (бедняжка не смогла разродиться: щенок застрял в родовом проходе и собака в муках умирала). Сердобольная вдова писателя Благова Ольга Михайловна, отдыхавшая здесь с правнучкой Дашенькой, бросилась искать помощи. Собака сильно температурила. Ольге Михайловне посоветовали «копать могилку» - не до собак, мол, сейчас. Писательская среда пришла в смятение. Врачи вызванной «скорой» сумели достать лишь часть мертворожденного кутёнка, вынесли вердикт о необходимости оперирования собаки, на что, естественно, требовались немалые средства, и, назначив уколы, уехали. Деньги собирали «всем миром» - на спасение Альмочки каждый давал сколько мог. Через пару дней собаку должны были оперировать, и Ольга Михайловна для того, чтобы поддержать несчастную, пока собирались средства, колола ей назначенные докторами восемь уколов в день. Альма терпела, держалась, насколько хватало её собачьих силёнок, старалась не причинять никому лишних беспокойств, понимая, что её пытаются спасти. Она страдала и терпела, тихонько лежала и, наверное, вспоминала свою нелёгкую жизнь: как радостно доверилась взявшему её когда-то отсюда молодому хозяину, который в итоге в течение многих лет заставлял её беспрерывно щениться (а щенки-то у неё получались и вправду бесподобные, похожие на пушистых медвежат), как потом её, уже постаревшую и ненужную, вместе с сыночком Боем привёл обратно сюда, как голодно и холодно бывало здесь в зимнюю стужу, а летом, в страшную жару, мучила жажда, но никому из многочисленных проходивших мимо людей почему-то не приходило в голову налить в пустые грязные плошки хоть немного воды… А Ольга Михайловна после очередного укола гладила мучающуюся Альмочку и приговаривала: «Ты только выживи, Альмушка, пожалуйста, выживи!» Но до операционного дня собака не додержалась – началось сильное кровотечение. Из всех ближайших ветеринарных клиник к Альмочкиной беде неравнодушной оказалась только сколковская «Беладонна» - в этом центре нашлись не только необходимые медицинское оборудование и препараты, но и чуткие человеческие сердца. Клиника, основанная в 1995 году и спасшая жизни не одной сотне зверюшек, имела безукоризненную репутацию и множество добрых отзывов, она-то и приготовилась принять истекающую кровью хвостатую пациентку с последующим «больничным» режимом. Собранных средств на операцию, передержку и лечение всё же было недостаточно, но об этом пока не думали. Альму довезли до больницы с трудом. Врач – терапевт клиники «Беладонна» Андрей Михайлович Попов, вместе с главным врачом Еленой Юрьевной Макеровой оперировавший в тот день Альму, вспоминает: «13 августа к нам привезли собаку в достаточно тяжёлом состоянии с явно выраженными интоксикацией и общей анемией, поскольку роды проходили плохо и воспаление было очень сильным. Операция прошла тяжело и с немалым риском. Она длилась около часа под общим наркозом с предварительными обследованиями и подготовкой. Но собака перенесла операцию хорошо, несмотря на разрывы матки и возникшие вследствие этого операционные сложности». Узнав о том, что Альма фактически не имеет хозяина, руководство частной клиники «Беладонна» приняло решение лечить и держать у себя собаку необходимое время почти бесплатно; особой теплотой к Альме проникся и весь медицинский персонал – она поражала всех удивительной деликатностью и совсем не собачьей понятливостью: не лаяла, не скулила и слушалась так, что, когда начала понемногу вставать, её единственную стали выпускать на прогулку без намордника и даже поводка. Альма хорошо понимала, зачем её выпускали, возвращалась после прогулки в свою клетку, тихонько ложилась на место и засыпала. А по соседству находилась клетка с собакой, которую однажды с раздробленным тазом подбросили к этой же клинике. «Хозяева» этой собаки исчезли и никогда здесь больше не появлялись. Врачи «Беладонны» спасли и вылечили псину и вместе с ней надеются, что многострадальный четвероногий питомец в конце концов обретёт свой дом и своих по-настоящему любящих хозяев. Я приехала на Рябиновую, 69 навестить Альму вместе с Ольгой Михайловной Благовой, приехала поклониться удивительным докторам. «Беладонна» потрясла меня духом доброты, царящим в клинике, душевной чистотой людей, работающих в ней, их какой-то необыкновенной лучистостью. Меня провели в сказочную аптеку, где, как оказалось, есть всё – и недорого, где мирно дремали, спрятавшись за огромными цветочными горшками, Вася и Василиса – бездомные кот и кошка, которые после долгих голодных скитаний тоже нашли здесь приют. Видела я и то, как оперировали хирурги, когда одной из собак срочно требовалась костная фиксация на лапе. В операционной работали хирург – травматолог Дмитрий Викторович Крючков с ассистентом Михаилом Косых. Лица молодых докторов излучали тепло и доброту. Глядя на то, как четко и слаженно они работали и какой высококачественной рентгенной и операционной аппаратурой они снабжены, можно было не сомневаться, что с пациентом вскоре будет всё в порядке, поскольку в этом случае были, без сомнения, стопроцентные шансы только на жизнь и выздоровление. А в регистратуре тем временем звонки принимала администратор Елена Майорова – сердечный, отзывчивый человек; в интонациях её голоса всегда звучало сострадание, столь необходимое на другом конце провода. Ольга Михайловна в перерывах между звонками со слезами рассказывала ей, как оживающая Альмочка, никогда не знавшая человеческой ласки, понявшая вдруг, что пришли навещать именно её, Альму, поднялась, как смогла, и лизнула в щёку наклонившуюся к ней спасительницу, своего ангела-хранителя. За Альму молился весь писательский Дом творчества, она должна была выжить. И Альма изо всех сил старалась выжить. Хотя будущее её было туманно, об этом сейчас никто не говорил. Альма ещё продолжала оставаться в своей «больничной» клетке, к ней часто приходили люди в белых халатах – они заботливо меняли ей попоны, осматривали её, гладили, разговаривали с ней и делали какие-то процедуры, после которых ей становилось всё лучше и лучше. А потом Альму кормили, и она погружалась в сладостную собачью дремоту; и всякий раз во сне она видела свой старый переделкинский вольер, будку, в которую забиралась на ночь, большого, красивого и ласкового сыночка Боя… По всему этому она, конечно, страшно скучала, ей очень-очень хотелось домой, если, правда, этот «дом» можно назвать «домом». Да, Альме суждено было жить. А Ольга Михайловна тем временем торопилась до отъезда – ведь Дарье скоро идти в школу! – вычистить собачий вольер, будки, миски с прокисшей едой (тоскующий Бой отказывался от еды); животные всегда нуждаются в заботе. Кстати, эти вольер и будки – заслуга ещё одного ангела-хранителя братьев меньших, талантливого драматурга и замечательного человека – мецената, члена Союза кинематографистов РФ, члена Гильдии сценаристов, члена Литфонда РФ Натальи Владимировны Виолиной, которая не один десяток лет участвует в спасении бездомных животных. Кто знает, была бы сейчас жива Альма без её участия. Она и теперь, находясь в Юрмале, сумела прислать деньги на её лечение. Так, общими стараниями и молитвами, Альмочка уверенно шла на поправку. И мы все были убеждены, что наше «ты только выживи, Альмушка!» было услышано Богом. Я посчитала своим долгом написать об этом потрясшем меня событии не только потому, что была его свидетелем и отчасти участником, но ещё и потому, что происшедшее, считаю как преподаватель, может послужить уроком Милосердия для подрастающего поколения. Я думаю, восьмилетняя Дарья, правнучка Ольги Михайловны, во всём помогавшая ей, наверняка вырастет прекрасным человеком. Хотелось бы, чтобы в наших детях больше культивировались не стремление к деньгам и красивой жизни, а Сострадание и Милосердие. Видеоматериал см. на сайте youtube в двух вариантах: https://www.youtube.com/watch?v=hsRErI1Vq40, http://www.youtube.com/watch?v=eNY-su4vm1Y
Автор: Сипапина Жанна Юрьевна
Похожие материалы
Тип Название материала Автор Опубликован